Гимн «Пурпурная птица»

А потомок Удина — воинственный ван.

Под драконовым флагом десятки его колесниц.

В битвах во всех побеждал он врага.

Все подносили нам яства, вина..

В заключение же, как обычно, пели славу Небу, по воле которого было ниспослано счастье племени иньцев.

Гимн «Пурпурная птица» был создан намного раньше гимна «Рождение народа». Об этом позволяли судить большая архаичность, простота и лаконичность первого. Если в первом двадцать две строки, то во втором — семьдесят две. В «Рождении народа» представлены значительно более пространные и красочные описания как самого героя — царя Просо, так и жизни его народа. В этом гимне также чувствовалось стремление познать свою «историю», но не на всем ее протяжении, а только в ее истоках, с определенной целью — утвердить свое «избранничество», кото-рос означало начинающееся расслоение общества на классы. Этой идее прежде всего подчинен рассказ о чудесном зачатии и рождении героя.

В гимне уже пет тотема, ио еще сохраняются следы матриархата — происхождение чжоуского рода ведется от «матери Цзян Юань». Непорочное же зачатие ею сына («И ступила на след — след от пальца большого владыки»), его божественное происхождение говорит о нем как о полубоге. Рождение сына также сопровождается чудесами:

Без беды, без вреда, так легко родила. Чудотворпость его проявилась сполна…

Для усиления той же «чудотвориости» во время роста младенца, когда его, забытого, охраняют животные, птицы, случайные люди, вводится прием троичности:

Вот остался младенец в проулке один — Но быки и бараны прикрыли его.

Вот остался сынок позабытый в лесу —                                    f

Дровосеки нашли, подобрали его. Вот на льду на холодном забыли его — Птица, крыльями взяв, обогрела его…12.

Здесь следует отметить непоследовательность в создании образов. После славословия в честь прародительницы Цзян Юань для возвеличения сына как бы снижается идеал матери. Но такое противоречие объясняется утратой отдельных звеньев в гимне или напластованием разновременных частей. В следующей строфе, например, царь Просо выглядит уже зрелым мужем, который «посеял [зерно и] бобы посадил», едва научившись сам есть. Возможно, что, по мысли древних авторов, родоначальник и должен совершать своп подвиги с самого раннего возраста.

В гимне очень детализированно рассказывалось о начале земледелия. Царь Просо стал сажать бобы и тыкву, сеять пшеницу и коноплю. Он же начал проращивать зерно как рассаду, пересаживать ее на гряды, выпалывать сорные травы, и колосья вырастали у него тяжелые и полные. Таким образом, длительный процесс зарождения и развития   земледелия миф связал с именем одного предка, которому и приписал результаты трудов многих поколений. За то, что царь Просо научил всех своему искусству, племя признало его старшим в роде и после сбора урожая пело ему славу, приносило ему жертвы, описанием которых и заканчивался гимн.

Интересно отметить, что здесь нет правил жертвоприношений, установленных соответственно рангам. Отношение к обряду в этом гимне еще творческое. Все принимают участие в общем труде; советуются друг с другом, как лучше угостить своих предков, которые питаются «ароматом жертв»; доложить о благополучии потомков, «чтоб и в новом году также быть с урожаем».

В гимне «Рождение народа» не встречалось имен следующих за царем Просо чжоуских героев—Прекрасного, Воинственного и др. Но, несмотря на это, развитое повествование позволило предположить, что гимн появился (или был окончательно отшлифован) в позднюю эпоху, когда создавались такие гимны, как «Державный», «Светлая, светлая доблесть» и другие наиболее совершенные по форме эпические произведения.

Комментарии закрыты.