Дандин прекрасный рассказчик

Наиболее живыми, естественными и интересными являются второе и третье приключения. В том обществе, которое рисует Дандин, господствует «свобода нравов». Так называемая добродетель отшельников становится посмешищем, аскет посрамлен, а с ним посрамлена и идея аскетизма, которую так остроумно высмеивает гетера, соблазнившая отшельника. Этот рассказ отражает, видимо, реальную действительность: гетеры играли существенную роль в обществе. Любовные похождения отшельников — предмет постоянных насмешек в романе.

Дандин прекрасный рассказчик. Его повести отличаются легкостью, занимательностью и умением разыграть веселую комедию перед читателем.

Дандин, следуя вкусам публики и своему учению о поэзии, широко пользуется в своем романе игрой слов, многозначными словами, сложными метафорами и эпитетами. В погоне за стилистическими украшениями Дандин доходил до курьезов, показывая свою виртуозную технику владения словом. Один из эпизодов романа написан без употребления губных звуков, так как у рассказчика болят губы после ночи любви. Литературные украшения иногда превращаются у Дандина в самоцель, и тогда лишь с трудом можно различить основное содержание. Но сквозь нагромождение

приключений и всевозможные «украшения», которые, по мнению ценителей искусств, составляли художественность произведения, у Дандина пробивается живая жизнь. Авантюрные и любовные эпизоды, из которых состоит роман, содержат множество веселых жанровых сценок и любопытных бытовых подробностей, жизненная правдивость которых ‘Проглядывает сквозь нагромождение фантастики. Мы читаем в романе о бесконечных придворных интригах, взяточничестве и продажности министров и судей, о произволе властей и преступлениях царей. Более чем показательны в этом смысле слова одного из придворных, обращенные к царю:

 «А пока он (царь. — Е. П.) их выслушивает, его обкрадывают вдвойне плуты-чиновники, собственной мудростью умножившие до тысячи указанные Чи-накьей серок средств для приумножения своих средств. Вторую восьмушку дня он тоже проводит ужасно: его слух терзают и обжигают крики тяжущихся (между собой подданных. И здесь судьи, распределяя по своему усмотрению выигрыши и ‘Проигрыши тяжбы, обременяют властелина грехом и позором, а свои карманы —деньгами.

В течение третьей восьмушки он омывается и вкушает пищу… В течение четвертой он, не вставая, протягивает руку для получения золота. В течение пятой он тоже испытывает большое напряжение во время совещания с министрами. А там министры, притворившись беспристрастными, но тайно столковавшись заранее между собой, ведут дело на пользу своим друзьям или друзьям врагов, извращая по своему усмотрению добро и зло, сообщения вестников и соглядатаев, возможность и невозможность, место, время, факты и обстоятельства». (Перевод П. Г. Риттера)

Беспринципность — характерная черта царя. Царь, нимало не смущаясь, говорит: «В оковах пребывает Прахараварман, меньшой брат моего отца. Я его умерщвлю отравленной пищей и распущу слух, будто он умер от холеры. Так я порешил со своими министрами».

Роман проливает свет на отношения царя с купцами и ростовщиками. «Деньги — основа всего», — провозглашают герои Дандина, и этот же девиз присущ обществу, изображаемому Дан-дином. Члены этого общества руководствуются правилом, что получение выгоды и удовольствия оправдывает даже преступление. Чувствуется, что герои Дандина, не желая думать о завтрашнем дне, стремятся насладиться жизнью сегодня. Отсюда и призыв «вкушать вволю чувственные наслаждения».

Дандин высмеивает монахов и отшельников, поддающихся соблазнам гетер, и уличает брахманов в стяжательстве и вымогательстве. «Так побудив его (царя. — Е. П.), — читаем мы в романе,— этими немногими словами премного одарить себя, они (брахманы. — Е. 77.) этими же устами все это и пожирают вместе со своими присными». Однако насмешки Дандина направлены главным образом в адрес джайнов и буддистов. Буддийская монахиня обычно выступает сводней. Может быть, в данном случае сказалась также и литературная традиция, так как во многих древнеиндийских драмах и новеллах буддийские монахини играют роль вестниц и сводниц. Судя по роману, закон наследственной профессии, несмотря на общую легкость нравов, соблюдается строго, например наследственная профессия гетеры. Кое-что узнаем мы из романа и о жизни трудового населения. Хотя Дандин отнюдь не ставил своей целью показать положение народа, отдельные места «Приключений десяти принцев» дают об этом представление. Правдивым и художественно убедительным является описание голода, от которого, конечно, в первую очередь пострадали те, кто трудился, а не те, кто жил за их счет.

Комментарии закрыты.