Дандин упоминает о народных возмущениях

При их жизни тысячеокий Индра в течение двенадцати лет не посылал дождя. Урожаи совсем прекратились, растения стали бесплодными, деревья не давали плодов, облака, точно евнухи, не оплодотворяли, иссякли речные потоки, в прудах остался лишь ил, ручьи больше не бежали, корнеплоды и ягоды стали очень редки, прекратились беседы, исчезли прекрасные веселые празднества участилось воровство, люди пожирали друг друга, человеческие черепа, белые, как аисты валялись повсюду, бродили стаи иссохших ворон, опустели города, селения, посады, деревушки. (Перевод П. Г. Риттера)

В нескольких местах Дандин упоминает о народных возмущениях, которые, видимо, были нередкими в ту эпоху и являлись ответом на угнетение «сильных», «карающий жезл» которых, «разивший несправедливо, возбуждал страх и возмущение».

И все подданные, подражая его (царя. — Е. П.) поведению, необузданно предались порокам. Так как грех стал всеобщим, то никто и не старался выискивать чужие слабости; а раз царь и подданные в этом сравнялись, то и правительственные чиновники стали пожирать плоды своих же деяний, а врата царских доходов постепенно рухнули. Зато зияющие пропасти расходов расширялись со дня на день, ибо царь всецело был в зависимости от развратников. Главные из вассалов, городских и сельских жителей вместе со своими женами приглашались царем, возымевшим к ним доверие вследствие сходства характеров, па его пирушки и там переступали обычные пределы приличия. Царь под разными предлогами развращал их жен. Все женщины из родовитых семейств услаждали двусмысленными разговорами распутников, сбрасывали с себя принуждение честного поведения, ставили ни во что своих мужей и внимали словам своих любовников. На этой почве качались распри между ревнивыми, сильные угнетали слабых, воры и т. п. грабили имущество богатых… Подданные, у которых были убиты родственники и ограблено имущество, измученные увечьями и оковами, жаловались во весь голос… Карающий жезл, разивший несправедливо, возбуждал страх и возмущение. Корыстолюбие прочно укоренилось в недостаточных семействах. Достойные уважения люди, подвергшись оскорблениям, терзались от гордости. И при всех этих преступлениях возникали взаимные раздоры. (Перевод П. Г. Риттера).

Особое место в романе занимают образы старых, беззаветно преданных своим господам слуг. В романе они оттеняют пороки распутных и бесчестных аристократов, проводящих жизнь в удовольствиях. Однако возможно, что задача слуг в романе — «воспевать» подчинение и покорность.

Наряду с Дандином следует назвать двух других авторов санскритских романов — Бану и Субандху (VII в.). От Баны дошло два прозаических произведения — «Жизнь Харши» и «Кадам-

бари». Герой первого романа историческое лицо — царь Харша, современником которого был Бана. Рассказу сюжетных событий в «Жизни Харши» предшествует изложение родословной героя и автобиографические сведения об авторе романа. Основное повествование посвящено истории войны Харши с царем другой страны, который заточил в темницу его сестру. Кончается роман описанием встречи Харши и бежавшей из тюрьмы его сестры.

Субандхе принадлежит «Повесть о Васавадатте». Это — история царевича Каидарпакету и царевны Васавадатты, полюбивших друг друга заочно. После длительных поисков Каидарпакету находит свою избранницу и везет ее в свое царство. Но это только первый шаг на пути к развязке. Каидарпакету теряет по дороге Васа-вадатту. И лишь спустя некоторое время он находит ее. Она превращена в мраморную статую. Статуя оживает, и Каидарпакету теперь уже окончательно соединяется с Васавадаттой. Таким образом, сюжетной основой санскритского романа древней Индии была, как правило, любовь, наталкивающаяся на разного рода препятствия. После всевозможных приключений влюбленные обычно соединялись, т. е. развязка должна была быть счастливой.

Комментарии закрыты.