Изобретение письменности

Изобретение письменности каким-либо народом еще не означает появления у него письменной литературы: эти явления не синхронны в силу ряда причин.

При своем зарождении и на начальных этапах развития для письменности у всех народов применялся неудобный материал. Так, в Китае на костях животных, панцирях черепах, которыми пользовались с середины II тыс. до н. э., произведения крупной формы записываться не могли. Этого не позволял и первый письменный материал у других народов Востока. Техника письма на скалах, пирамидах, стенах зданий и даже на камнях и черепках глиняных сосудов была очень трудоемкой. Переход к более удобному материалу, такому, как бамбуковые планки в Китае, позволил создать первые «книги», но еще очень тяжелые и громоздкие. Они имелись   в единичных экземплярах, и поэтому произведения все еще продолжали слагаться в устной форме и передаваться знающими их наизусть. На ранних этапах своего существования письменность еще не успела завоевать общественное признание, а устное слово продолжало считаться всемогущим благодаря приписывавшемуся ему с глубокой древности магическому свойству. Свидетельства об этом содержались в таких древних памятниках, как «Мемфпсский трактат» в Египте, гимн в честь бога Сина в Вавилоне, и в более поздних — евангелии от Иоанна («В начале бе слово, и слово бе к богу, и слово бе бог»); в древнееврейской традиции, в которой «учение изустное» («тора ше-ба’лпе») считалось выше, авторитетнее, благовдохновенней, чем «учение письменное» («тора ше-би ктав»). Об этом же говорило учение о логосе у древних греков, обожествленное слово (Мантра Спента) у древних иранцев («Авеста»), образы богини мудрости и красноречия Сара-свати и матери Вед — богини речи Вач в Индии, восходящие, видимо, к общим индоиранским представлениям. О предпочтении устной речи письменной говорило стремление выдать связанные с религией произведения («Авеста», Коран и др.) за слово, услышанное с небес. Пережитки этих явлений сохранялись еще долго. Так, в средневековой дидактике Ирана часто встречались ссылки на высказывания «авторитетов»; иранские и арабские поэты в средние века слагали стихи не столько ради чтения, сколько ради исполнения перед слушателями; роль певца-исполнителя — рави — у этих народов состояла прежде всего в запоминании чужих стихов.

Все эти факты говорили о том, что в древнюю эпоху речь письменная отставала от устной, так как появилась значительно позже речи устной, уже освященной временем и религией, привычностью и степенью развития.

Зачатки красноречия появились еще в период первобытнообщинного строя, когда вырабатывались средства эмоционального воздействия (ритмическая речь, мелодия, действо). С зарождением же классов, представители социально-этических, религиозных и философских учений стали выступать глашатаями взглядов отдельных общественных слоев. В идеологической борьбе, которую они вели между собой, красноречие и достигло высокого развития.

Как и в древней Греции, в кружке Сократа и в академии, основанной Платоном, в школах древней Индии, древнекитайских философских школах даосизма, конфуцианства и других ученики воспринимали мудрость своих учителей на слух. В китайских памятниках IV—III вв. до н. э. герои древности делились на тех, кто воспринимал учение мудрецов в личном с ними общении, и тех, кто воспринимал его «понаслышке», передача же учения представлялась как длительный устный процесс. Об устном характере передачи знаний говорило также название древнеиндийских философских произведений — Упанишады, которое означало «сидеть внизу» (в смысле «сидеть у ног учителя и слушать его наставления»), анализ словарного состава, синтаксиса памятников, а для Китая,   Египта — их иероглифов.   Детерминативами   китайских иероглифов, обозначающих «учение», «поучение», «знание», являлись «рот», «речь», «ухо», что тоже указывало на устную форму обучения. Система обучения со слуха, запоминание наизусть целых произведений сохранялись еще в XX в. в Китае, где ученик должен был выучить наизусть конфуцианский канон, и только тогда учитель приступал к его объяснению. Эта система дожила до наших дней и в санскритском колледже Калькутты, в школах Цейлона, в мусульманских медресе.

Комментарии закрыты.