Рожает от

Литературное творчество этого времени более разнообразно. Наряду с развитием и изменением прежних форм появляются совершенно новые. Если и прежде автобиографии включали в себя яркие поэтические описания и даже элементы лирики, то теперь на их основе создаются беллетристические произведения. Типичным образцом является «Рассказ египтянина Синухета». Сохраняв внешне традиционную форму жизнеописания, ведущегося от имени покойного и обращенного к посетителям его гробницы, этот рассказ уже рассчитан на массового читателя. Он без конца переписывался и распространялся с целью развлечения и поучения (до пас дошло 25 его экземпляров, большинство, правда, в виде фрагментов).

Герой этого произведения во время придворных смут спасается бегством и попадает в Азию. В Синайской пустыне он чуть было не гибнет от голода и жажды. Его спасают бедуины. Позднее ОН сближается с одним из князей Палестины, женится на его дочери, добивается богатства   и   славы и, наконец, по приглашению фараона возвращается на родину. Автор стремится к максимальному правдоподобию. Дает много бытовых подробностей, обходясь без сказочных чудес, которыми   воображение   египтян населяло далекие страны; умело   сравнивает  культурную   жизнь Египта с примитивными обычаями и нравами азиатов. Однако ненависти к чужеземцам у него нет. Они изображаются гуманными и справедливыми, за исключением одного завистника, который вызвал Сину-га на поединок, но был им побежден и убит. Ясно прослеживаются душевные переживания героя в различные моменты. Расска-

зывая о том, как он заблудился в пустыне, Синухет восклицает: «Я задыхался, мое горло пылало, я сказал: «Это — вкус смерти». Прекрасно описывается тоска по .покинутой отчиз-»е и радость возвращения домой.

Другой характер носит «Сказка о дотерпевшем кораблекрушение». В ней изображаются приключения египетского моряка, потерявшего во время бури своих ‘Шутников и выброшенного на чудесный остров Красного моря, где обитает добрый змей, говорящий человеческим голосом. Это произведение насыщено фантастикой, ‘почерпнутой из народных поверий. И в то же время нас подкупает искренний тон автора, показывающего горячее стремление героя вернуться в родной город и обнять жену и детей.

Целая серия сказо;к о чудесах, творимых различными волшебниками, объединенных общей тематикой, дошла до нас на «(папирусе Весткар» (фараон Хуфу и чародеи). Завершающим моментом являются, по-видимому, описания перехода власти к новой династии. Благочестивая жрица рожает от самого бога солнца трех младенцев, которые должны стать будущими царями. Откровенная классовая тенденция чувствуется в изображении неверной рабыни, которую пожирает крокодил в наказание за измену госпоже.

Исключительно яр!ким и оригинальным произведением рассматриваемого периода следует признать «Беседу разочарованного со своей душой». Она своеобразна по своей композиции. Умело объединяются в одно пелое диалог, краткое повествование, несколько стихотворений и общее заключение.

Из апо.ра о том, что лучше — жизнь на земле или в загробном мире — создается представление о столкновении двух систем миросо-зернания: традиционных верований и скептицизма, доходящего до полного отрицания основ египетской религии. В конце концов земная жизнь признается злом, а омерть — благом. Автор, по всем данным, находится под впечатлением социальных потрясений, происходивших в Египте. Он не в силах понять их причины и сводит все к (моральной испорченности людей: люди жадны, (каждый захватывает имущество ближнего.

Комментарии закрыты.