Ставшие привычными сюжеты

Эта особенность, выраженная М. Горьким — «начало искусства слова — в фольклоре»5, получила общее признание. Но при этом возникновение письменной литературы и книжной учености стали выводить непосредственно из народного песенно-поэтическо-го творчества. К. Маркс же, говоря о начале развития высших свойств человека, включая воображение, которое «начало теперь создавать неписанную литературу мифов, легенд и преданий», относил к ним и красноречие6. Этот вид устного творчества — красноречие или ораторское искусство, — известный в древней Греции и Риме, древней Руси и некоторых других странах, обычно опускался в литературах Востока. Раскрыть его позволило изучение памятников древнего Китая, ввиду их исключительной сохранности, обусловленной ранним изобретением бумаги (с I в. н. э.) и книгопечатания (с X—XII вв. в Китае почти не знают рукописей).

В отличие от стран, в которых сохранились только единые своды религиозных канонов, приспособленные для нужд какой-либо одной господствовавшей религиозно-философской школы, в Китае дошли до нас памятники антагонистических школ, раскрывавшие идеологическую борьбу с середины I тысячелетия до н. э., а позже — произведения, в которых ярко отразился процесс соединения устного творчества с записью. Записи же хронистов, которые велись с VIII в. до н. э., вместе с рано появившимся у китайцев историческим сознанием дали возможность проследить соотношение этих явлений во времени. Так, изучение древних источников Китая позволило обнаружить свидетельства о существовании, помимо первоначального общенародного, также и развитого, пронизанного классовой идеологией, устного творчества ораторов7. Результаты же, полученные при исследовании китайского материала, помогли выявить аналогичные слои и характер их бытования в памятниках других древних культур Востока.

Свидетельства памятников древнего Востока позволяют, таким образом, утверждать, что разделение общенародного творчестве, на два потока происходит задолго до появления письменной литературы, причем со времени выделения этих потоков и до оформлеимя произведений, основанных на индивидуальном замысле и авторской записи, проходит целая эпоха, когда господствует устное творчество ораторов 8. На этом этапе ораторского творчества развиваются сложные процессы, которые начинаются с разложения родового строя.

С появлением социального неравенства общенародная словесность, представлявшая собой единый в идеологическом отношении поток, начинает испытывать на себе давление идеологии господствующих групп. С одной стороны, ставшие привычными сюжеты, образы и даже целые произведения фольклора переосмысляются в интересах эксплуататорской верхушки, с другой стороны, такие переосмысленные идеи, сюжеты, образы возвращаются в народную словесность, в силу чего она частично пронизывается идеологией господствующего класса. И если фольклор продолжает оставаться в целом выражением идеологии трудовой массы, то ораторское искусство, также являющееся устным, начинает все сильнее отражать позиции различных классов и групп рабовладельческого общества.

С переходом к этапу ораторства, следовательно, уже можно говорить о появлении двух потоков в устном творчестве.

Этап ораторского творчества, который здесь выделяется условно, оказывается наиболее длительным у тех народов, которые сами создают свою письменность, и лишь после многовековых поисков удобного для письма материала приходят к папирусу, пальмовому листу, пергаменту, шелку, бумаге. Только в это время соединяются с записью произведения устного и коллективного творчества — общенародного наследия, составные части которого, возникшие в различные века, прошли не только стихийный, но и классовый о?-бор вместе с комментированием.

Комментарии закрыты.