Столкновения божеств

Развитие хозяйства в шумерских мифах приписывается изобретательности богов, выполняющих роль «культурных героев» и напоминающих античного титана Прометея. Таков божественный пастгух овек и коз Лахар и его сестра — богиня зерна Ашиап. Эн-лиль и Энки устроили для Лахара загоны, а его сестру одарили плугом и ярмом. После этого наступило всеобщее изобилие. Прежде не только люди, по даже боги питались травой и пили воду. Теперь появились хлеб, молоко и шерстяные одежды. Однако дело не обошлось без ссоры и споров о первенстве, закончившихся победой богини земледелия над богом скотоводства.

Тот же мотив столкновения божеств, ведающих разными хозяйственными сферами, мы находим в мифе о двух братьях — Эмеше (лете) и Энтене (зиме) —и особенно в поэме о сватовстве Инаниы, которая отдает предпочтение пастуху перед земледельцем. В этих повествованиях нашла свое отражение борьба пастушеских и земледельческих племен, пришедших на смену первобытным охотникам.

Создание ирригационной системы, без которой в Месопотамии был невозможен прогресс земледелия, также нашло отражение в мифах.

Мечта народных масс об облегчении непосильного труда воплотилась в фантастический образ доброго бога Иинурты, который побеждает злого демона Азага, усмиряет беспорядочную водную стихию,создает плотину из камней и наполняет свежей водой высохшие реки. Позже, в классовом обществе, художественные образы, созданные древними скотоводами и земледельцами, становятся над народом и достижения людей превращаются в благодеяния богов.

Иногда прорывается противоположная тенденция: прославляются первобытные времена как период мира и благоденствия, а современность рассматривается как результат упадка и деградации. Мечта о рае на земле привела к созданию легенды о блаженных первобытных временах. Когда-то на острове Дильмуне (первоначальной родине шумеров на Персидском заливе) царила райская жизнь. Не было ни страха, ни вражды. Львы, гиепы, волки и змеи были неизвестны людям. Господствовал один общий язык. По воле богов люди лишились этого первобытного рая.

Впрочем, судя по мифу о потопе, сохранившемуся в отрывках, рай на Дильмуне не исчез, и для человека, исключительно благочестивого, сохраняется возможность попасть туда. Так, добродетельный Зиусудра, который спасся в ковчеге от потопа, посланного богами на грешную землю, получил бессмертие и был перенесен на райский остров.

Особое место занимает в шумерской мифологической литературе поэма о смерти и воскресении богини плодородия Инанны. Это обширное произведение изобилует мелкими повторяющимися деталями. Если в народной поэзии такие рефрены были связаны с ритмом песни и пляски, то теперь они используются жрецами, стремящимися внушить веру в магическую силу слова, усиливающуюся, если произнести его лишний раз. Богиня попадает в подземный мир и освобождается оттуда по настоянию богов. Однако она должна послать вместо себя другого, и жертвой оказывается ее муж Думузп, которого она отправляет в преисподнюю. Этот патетический момент отличается от сухого повествования остальных частей поэмы своей силой и выразительностью.

Большое количество поэтических произведений ‘посвящено центральной фигуре шумерийского эпоса — Гильгамешу. Повествования о его подвигах иногда носят чисто мифический характер, как например, названные выше поэмы о богине Инанне, ее защитнике Гильгамеше и священной иве, и о победе героя над небесным быком. В других случаях мы встречаемся с героическими сказаниями, где сверхъестественные моменты отсутствуют или отступают на задний план. В сказании о войне городов Урука и Киша Гиль-гамеш фигурирует в качестве племенного вождя, объявляющего врагу войну после совещания со старейшинами и народом (типичная картина военной демократии).

Комментарии закрыты.