В искусстве и архитектуре Индии

В искусстве и архитектуре Индии, стран Индокитая и Дальнего Востока, в которых распространялся буддизм, отмечались общие черты. Аналогичное явление наблюдалось с VII в. в странах Ближнего и Среднего Востока, подвергшихся исламизации. Религия накладывала определенный отпечаток и на литературу различных народов — появлялись так называемые буддийская, зороастрий-ская, манихейская и конфуцианская литературы, что не исключало перехода образов из одной в другую (например, трансформация образа Будды). Обмен литературными ценностями между тремя мирами Востока становился особенно заметным в IV—VI вв. В этот период в основном были переведены на китайский язык канон и житийная литература буддизма, перешедшие, как и конфуцианство, в Корею и Японию. В VI в. китайцам уже была известна знаменитая драма Калидасы «Шакунтала». Произведение индийской литературы «Двадцать пять рассказов Веталы» дошло до Тибета, а затем Монголии, где получило новые обработки. В средние века были иранские поэты, писавшие на китайском языке, и индийские (с XIII в.), писавшие на ‘персидском. Созданные в Индии произведения были известны в Иране, Средней Азии, Закавказье, Турции и у арабов. Во многих памятниках Ближнего и Среднего Востока появлялись герои — китайцы и индийцы.

Наряду с культурным обменом между тремя восточными мирами существовало взаимодействие и между греко-римской античностью и античными культурами Востока. Взаимодействие Востока и Запада продолжалось и в дальнейшем.

Еще в глубокой древности евреи заимствовали из Двуречья миф о всемирном потопе. Этот миф, войдя в Библию, стал достоянием всех народов, среди которых распространилось христианство. Собранные в Библии мифы, легенды и предания вошли отчасти и в фольклор древних арабов, затем в священный свод мусульман — Коран, а через него стали известны всем народам, воспринявшим ислам. В результате завоеваний Александра Македонского (IV в. до н. э.) во многие страны Востока проникло греческое искусство. В Иран был занесен сюжет сказания о Геро и Леандре, а греческая драма стала известна в древности в Иране, Индии и других странах.

Особенно показательны басни, возникшие в различных частях света. Уже давно исследователи подметили сюжетную близость некоторых басен древней Греции и Востока. И хотя часто они возникали независимо друг от друга, иногда можно говорить и о заимствованиях. Басни Эзопа, в которых действуют не встречающиеся в Греции животные, были, несомненно, восточного происхождения. В то же время сюжеты некоторых эзоповских басен («Аист и лягушка», «Заяц и лягушка» и др.) были, видимо, перенесены з Индию во время походов Александра Македонского. В первых веках пашей эры басни и сказки Индии   были объединены в книге

назиданий — «Панчатаптра». В VI в. эта книга была частично переведена на среднеперсидский язык (пехлеви). С него в VIII в. было сделано на арабском языке переложение, известное под названием «Калила и Димиа». В дальнейшем это переложение «Пан-чатантры» неоднократно в прозе и стихах обрабатывалось различными авторами Ирана и Средней Азии. Об интересе иранских народов к «Панчатантре» великий хорезмийский ученый XI в. Би-руни в своей книге «Индия» писал: «У индийского народа много отраслей науки и несметное множество книг. Охватить их все я не могу; но как хотелось бы мне перевести «Панчатантру», которая известна у нас как «Калила и Димна».

В XVI в. в новой обработке на ‘персидском же языке «Панчатаптра», под названием «Пробный камень мудрости», вернулась на свою родину — Индию. Персоязычные переложения «Калилы и Димны» послужили основой и для турецкой, а затем и для узбекской версий. Вольный греческий перевод арабского варианта появился в Византии в конце XI в. Его старославянское переложение стало известно на Руси. Арабский текст VIII в. был в начале XII столетия переведен на древнееврейский язык, с которого был вскоре сделан латинский перевод. Знакомство Западной Европы с темами и сюжетами «Панчатантры» сказалось в некоторых новеллах «Декамерона» Боккаччо и «Рейнеке-лис» Гёте. Так, на протяжении веков «Панчатантра» и ее обработки были переведены на шестьдесят языков, их влияние обнаруживалось во многих литературах мира. Широко известная история двух шакалов «Калила и Димна» показывала также, какое значение сохранили и в наши дни созданные в древности произведения Востока.

Комментарии закрыты.