Индийские ученые

В последние десятилетия текстологическая наука Ирана заняла почетное место в мировой иранистике. Многочисленные издания» произведений классической литературы и других источников по ее истории были осуществлены Мухаммадом Казвини, Саидом На-фиси и др.

Большой вклад в изучение литературы Ирана внесли индийские ученые. Ряд памятников был издан также и в Турции.

Кроме «Авесты», переведенной впервые на европейский язык в конце XVIII в., изучение истории литературы Ирана началось, в Европе и в России по существу с XIX в. и на первом этапе сводилось в основном к отдельным переводам поэтических произведений и к пересказам средневековых антологий, содержавших часто-неточные данные о биографиях поэтов. Такова, например, «История изящной словесности Персии» Хаммера-Пургшталля. Только с середины XIX в. стали появляться общие труды по истории древней и средневековой литературы, основанные на непосредственном изучении самих памятников. Это, прежде всего, работы немецкого литературоведа X. Эте, английского ираниста Э. Брауна и русского ориенталиста А. Е. Крымского, вобравшие достижения своих уже довольно многочисленных предшественников. С XX столетия начали выходить и очерки литературы Ирана нового   и   новейшего делала вся буржуазная наука, но неверно также было бы приписывать эти заслуги одним таджикам.

Литература Ирана оставила большой след в литературе Востока.

Культурные традиции древнего Ирана, вобравшие в себя до некоторой степени культурные достижения более древних народов соседнего Двуречья, Египта, Греции и др., получили дальнейшее развитие в эпоху феодализма. Обогащенные воздействием арабской культуры в средние века, они были творчески усвоены рядом других народов. Именно поэтому иранская культура стала занимать огромное место в культурах и литературах тех областей, которые условно иногда именуются «мусульманским миром». В этом смысле можно говорить о древнеиранской и ранне-классической литературе Ирана как об античном этапе для многих усвоивших ее традиции тюркоязычных литератур (турецкой, азербайджанской, узбекской), литератур Афганистана, северо-западной Индии, не говоря уже о литературах современного Ирана и советского Таджикистана. При этом литература иранцев испытывала в свою очередь влияние литератур народов Индии, арабов, азербайджанцев и др.

Немаловажное значение имела литература Ирана и для культур европейских народов.

Начиная с XIX в. она притягивала к себе взоры не только ученых исследователей, но и художников слова. Имена Фирдоуси (X в. — начало XI в.), Омара Хайяма (XI—XII вв.), Саади (ХНГв.) и Хафиза (XIV в.) стоят в одном ряду с именами Гомера, Данте, Петрарки, Шекспира, Пушкина и других великих поэтов. Эта литература в какой-то мере оказала воздействие на творчество Жуковского, Пушкина, Фета, Гёте, Гейне. Ее стилистические приемы были так своеобразны, что в результате знакомства с ней у европейцев появилось понятие о так называемом (правда, довольно неточно) восточном стиле.

Как известно, для научного освоения литературного наследия каждого народа первостепенное значение имеет сохранность его памятников. Иранские же памятники древности и средних веков дошли до нас уже в трансформированном виде, и сохранность их значительно хуже, чем памятников более древнего Китая.

Это произошло в силу нескольких причин.

Во-первых, удобный и дешевый материал для письма получил у иранцев распространение довольно поздно (VII в.), а книгопечатание развилось только в XIX в. Память и пришедшая ей на смену рукопись не могли обеспечить хорошей сохранности памятников.

Прокомментировать