Литература Ирана

В I в. до н. э. начинает развиваться новое направление еврейской литературы — талмудическое, достигшее своего расцвета уже в раннем средневековье. Хотя в основу Талмуда положены библейские установления и широко используются поэтические образы, заимствованные из Библии, но все это наследие прошлого изменяется, перетолковывается до неузнаваемости. В условиях ломки прежних социальных отношений и феодализации в корне меняется восприятие действительности.

В Талмуде совершенно исчезла былая непосредственность и простота, чувствуется равнодушие к природе, преклонение перед книжной мудростью и пристрастие к юридическим хитросплетениям. Данные фольклора используются для обоснования и иллюстрации абстрактных положений — например, сказочные «слепой» и «хромой», орудующие совместно в чужом саду, символизируют душу и тело, которые не могут успешно действовать врозь. Дух средневековой схоластики господствует и в повествовательных час-

тях Талмуда («агаде»), сочетаясь с мистикой учения об аде и рае, о бесчисленных ангелах и демонах и т. п. Однако в сказочной части Талмуда («Хагада») сохраняется немало художественных элементов народного творчества.

В заключение еще раз нужно отметить, что многие библейские сюжеты, так же как евангельские, были восприняты и своеобразно использованы рядом писателей и художников самых разных народов.

Когда в XVII в. возник русский придворный театр, то на сцене появились в первую очередь библийские Юдифь и Даниил. Всемирно известная опера Сен-Санса «Самсон и Далила» восходила, к библейской теме. Из Библии черпали поэтические образы Байрон («Каин»), Пушкин («Пророк», «Юдифь»), Куприн («Суламифь») и многие другие выдающиеся поэты и писатели. Бесчисленные художники изображали Авраама и Сарру, Моисея, Давида и др. Само собой разумеется, что библейские персонажи переосмыслялись по-иному, в зависимости от новой социальной обстановки и миросозерцания того или иного художника.

 

Литература Ирана — одна из немногих литератур мира, имевших свою античность и сохранивших на протяжении более двух с половиной тысяч лет непрерывность и преемственность своих традиций. Однако поскольку иранские племена и народности вышли на историческую арену позже, чем многие народы древнего Востока, их литература является относительно молодой.

Содержание термина «литература Ирана» неодинаково для различных исторических периодов, а потому—условно. Древнеиран-ская литература создавалась на огромной территории Иранского нагорья и прилегающих к нему областей Средней Азии многочисленными иранскими племенами и народностями. Литература средних веков, особенно IX—XV вв., включила в себя богатейшие литературно-художественные ценности, созданные иранскими народами и народами, пользовавшимися персидским языком (фарси) в качестве литературного. Поэтому в создании этой литературы участвовали не только иранские народы, населявшие территорию современного Ирана, прилегающие к нему области современного » Афганистана и Средней Азии, но и народы северо-западной Индии и даже частично Закавказья и Малой Азии. С XVI в., начала формирования персидской национальности, под литературой Ирана следует понимать уже художественное творчество одних персов, населявших и населяющих территорию современного Ирана.

Главную роль в оформлении литературы Ирана играли всегда сами иранцы, и не только западные (предки современных персов), но п многочисленные восточноиранские племена и народности, являющиеся предками современных таджиков.

Политическая, хозяйственная и языковая близость восточных и западных иранцев, существовавшая на протяжении многих веков, способствовала развитию тесных культурных связей между ними. Это привело к тому, что на отдельных исторических этапах художественное творчество, создаваемое на западе и востоке иранского мира, спаялось воедино, составив общую литературу. Так обстоит дело для древней (до III в. н. э) и особенно для так называемой классической литературы (IX—XV вв.). Как персы, так и таджики считают эту литературу своей родной. Поэтому неправильно приписывать заслуги в ее создании одним персам, как это делала вся буржуазная наука, но неверно также было бы приписывать эти заслуги одним таджикам.

Прокомментировать