Драма «Бесприданница»


Драма «Бесприданница» по своим идейно-художественным достоинствам (друзья Александра Николаевича считали ее лучшим из всего написанного драматургом) вряд ли уступает знаменитой «Грозе». Судьба ее сложна. Островский работал над ней необычайно для себя долго — четыре года, тщательным образом отделывал пьесу, но она не в пример другим его произведениям ставилась редко, имела средний сценический успех и была несправедливо низко оценена современной драматургу театральной критикой. Между тем это классическое произведение прежде всего потому, что затрагивает проблемы, важные для нас и сегодня. Необыкновенно обаятелен образ главной героини Ларисы Огудаловой. Выросшая в мире мещанства, где процветает дух торгашества (все покупается и продается, даже человек), она сумела сохранить в своей душе поэтическую мечтательность, душевную красоту, богатство чувств. В отличие от других персонажей драмы — она любит и тонко понимает природу: «Я сейчас на Волгу смотрела: как там хорошо…» Дорога нам героиня и своей большой чистой любовью, которая возвышает ее над пошлостью окружающей жизни. Она готова на все ради счастья быть рядом с любимым человеком. С решительной гордостью говорит она Паратову: «А всякие другие цепи — не помеха! Будем носить их вместе, я разделю с вами эту ношу, большую половину тяжести я возьму на себя». Но нет, в душной атмосфере «темного царства» исключается возможность человеческого счастья, и, подобно «Грозе», пьеса заканчивается гибелью героини, гибелью, явившейся для нее спасением.

Дорога «Бесприданница» сегодняшним зрителям и своим языковым богатством. Как известно, главное выразительное средство в литературе вообще и драматургии в частности — язык. «Чудодеем слова» был А. Н. Островский. Известно, что наиболее трудно выписывать в пьесе так называемые эпизодические роли. А посмотрите, прислушайтесь, сколь они впечатляющи в «Бесприданнице»! Как, к примеру, метки суждения клубного буфетчика и содержателя кофейной на бульваре Гаврилы. Они не только говорят о его наблюдательности, но и отлично характеризуют сильных мира сего, которым он прислуживает: «Теперь чистая публика гуляет: вон Мокий Парменыч Кнуров проминает себя». Насколько точно и емко это самое «проминает». Дальше Гаврила растолковывает слуге кофейной Ивану: «Как же ты хочешь, чтоб он разговаривал, коли у него миллионы. С кем ему разговаривать? Есть человека два-три в городе, с ними он разговаривает, а больше не с кем; ну, он и молчит». В числе двух-трех и купец Вожеватов. Василий Данилыч, по словам Гаврилы, еще молод, малодушеством1 занимается, еще мало себя понимает, а в лета войдет, такой же идол будет.

Прав исследователь творчества драматурга Е. Г. Холодов, писавший, что нам даже трудно представить себе, насколько каждый из нас был бы беднее интеллектуально-и эмоционально, если бы не существовало для нас мира созданий Островского, насколько беднее было бы наше представление о России, о русском человеке, о русской природе и даже о самих себе!

Так что вопреки утверждениям некоторых скептиков, А. Н. Островский не устарел. Его бессмертные творения, в их числе и «Бесприданница» помогают нам жить, делают нас лучше, душевно чище, духовно богаче!

Прокомментировать