Пьеса «Враги»


Высокую оценку пьесе «Враги» дал Г. В. Плеханов: «А каким языком говорят все эти пролетарии Горького! Тут все хорошо, потому что нет тут придуманного, а все «настоящее». Горький прекрасно владеет великим, богатым и могучим русским языком».

Разумеется, что в царской России «Враги» не были допущены к постановке, если не считать нескольких малоприметных любительских спектаклей. Пьеса обрела долгую сценическую жизнь лишь в советское время.

Глубоко верны слова К- Федина о том, что театр Горького — этапная глава истории отечественного сценического искусства. Не остывает интерес художников сиены и зрителей к образам, вызванным вдохновением Горького.— его драмы как бы рождаются вновь и вновь, с приходом каждого нового поколения.

Горьковские пьесы являются как бы связующим звеном между классикой критического реализма и новой советской драматургией, о чем, как всегда очень образно, написал Л. Леонов: «…Всякий, кому будет принадлежать честь дальнейшего развития русского репертуара, неминуемо должен будет пройти под творческой аркой Горького после того, как минует он улицы и площади Гоголя. Островского и Чехова»1.

Долгие годы шла и идет на сценах советских театров драма А. Салынского «Барабанщица» (1958). Она привлекает не только темой, но и интересным, увлекательным ее решением, большим вниманием к нравственным вопросам. И это, по-видимому, закономерно. Новые поколения зрителей требовали иного подхода к трактовке проблем, которые стали для них уже историей, но продолжали волновать и восприниматься ими.

Главный герой драмы — разведчица Нила Снижко. Славной советской партизанке, разведчице было поручено затаиться в освобожденном от фашистов городе и ждать новых заданий. Она работает дворником и живет в проходной комнате разбомбленного дома. Ей очень нелегко. Ведь над Нилой, как проклятье, тяготеет служба переводчицей при штабе врага. Ее откровенно презирают окружающие, зовут «немецкой овчаркой», ее буквально травят даже такие наглые трусливые демагоги, как Тузикова, которая в свойственной недалеким людям манере нарочито хвастается перед Нилой: «В черные дни оккупации я честно вела образ жизни». Для постороннего взгляда’ кое-что в поведении Нилы может показаться странным: разведчицу брошенным камнем ранили обозленные мальчишки. Ей бы обидеться, а у нее вырывается: «Как у них глазенки блестели! Ух, отчаянные!» Любит она потихоньку попеть советские песни, да и сердце доброе свое и натуру истинной патриотки ей окончательно скрыть трудно, чего не могут не подметить настоящие советские люди. Влюбленный в Нилу бывший военный летчик Федор, вернувшийся с фронта после тяжелого ранения, замечает: «Вы все время стараетесь казаться хуже самой себя… А я верю, сердцем догадываюсь, что вы хорошая…» Даже один из мальчишек говорит в раздумье: «Вы, может быть, и врете, а почему-то хочется вам верить…» .

В трудные минуты Нила любит напевать «Песню о юном барабанщике», который, «пулей вражеской сраженный, допеть до конца не успел…». Эта песня времен гражданской войны, ее пели наши отцы и деды. И вот теперь в дни суровых испытаний она звучит вновь. Этим драматург подчеркивает преемственность традиций героев гражданской войны советскими людьми во времена Великой Отечественной… Пьеса заканчивается гибелью Нилы Снижко, отважной разведчицы, комсомолки, бойца невидимого фронта, чьи подвиги совершались незаметно, без надежды на благодарную память людей. Но их помнят и чтут! Не случайно в финале пьесы Алексей — человек, в чью судьбу однажды вошла Нила, сняв с груди свой гвардейский значок, просит: «Вот, положи ей вместе с цветами этот гвардейский знак, от гвардии солдат…».

Образ главной героини — большая удача драматурга. В ней удивительно -сочетаются воля и нежность, решительность и доброта, глубокий ум, веселость. Но есть главное, цементирующее. Это чувство огромной любви к Родине!

Автор пьесы писал об одной из лучших постановок Центрального Академического театра Советской Армии (режиссер А. Окунчиков, 1959 год): «Безусловно, в решающей степени успех спектакля определила Людмила Фетисова. Силой своего необычного таланта она создала образ многомерный, загадочный и правдивый. Ее мгновенные переходы от «овчарки» к Человеку были поразительно естественны…  Трагизм был  главной чертой ее

таланта. Даже когда она смеялась, мне слышалась в ее смехе подстрелянность ее сердца.

Людмила Фетисова давала спектаклю неоспоримую художественную правду»’.

Несколько лет спустя пьеса пережила на московской сцене свое очередное рождение. В Центральном детском театре ее поставил С. Яшин с Л. Гребенщиковой в главной роли. И «Барабанщица» снова волновала и прежде всего юного зрителя. Ему снова было интересно посмотреть, какими они были, сверстники, в годы суровых испытаний, с помощью театра подумать, смогут ли они, нынешние молодые люди, в столь тяжелых обстоятельствах оказаться стойкими патриотами и защитниками своей Родины?

Прокомментировать