Серьезные режиссерские просчеты

Неуместен вырванный из контекста прекрасного зарубежного фильма «Ромео и Джульетта» и демонстрируемый в спектакле киноэпизод, вызывающий у юных зрителей негативное отношение. Нас не может не волновать то, что пришедшая с Запада мода идет вразрез с русскими национальными традициями, когда в соответствии с извечными законами народной морали интимные чувства не выносились напоказ, на люди!

Но в целом спектакль получился острым, злободневным, заставляющим думать о сугубо личных человеческих взаимоотношениях, особенно сложных в юные годы.

На спектакль бурно реагируют как во время просмотра, так и после него. Один из учащихся ПТУ-41 писал в газете «Смена»: «Почему я сегодня оказался в театре? Герои «Романа и Юльки» — наши ровесники, их проблемы не выдуманы, это то, о чем мы сами постоянно думаем. Взяться ставить такое произведение мог лишь театр, искренне болеющий за своих зрителей».

Пишут отзывы прямо в фойе, в антракте или после спектакля. Отзывов — горы, и больше положительных. Один из них от студенток Ленинградского педагогического института имени А. И. Герцена: «Спектакль дал разрешение многим вопросам, он помог, именно помог. Немало сидящих в зале людей уже сталкивались или еще столкнутся с такой или подобной ситуацией, так пусть же они не повторяют ошибок, допущенных героями, пусть ищут свой правильный выход».

В последнем отзыве хочется подчеркнуть слова «пусть же они не повторяют ошибок, допущенных героями…». Значит зрители верно поняли режиссерский замысел: показать, что в трагически закончившейся истории любви Романа и Юльки виновны не только взрослые, но и представители подрастающего поколения. Значит, заполнившие зал школьники получили должный жизненный и нравственный урок. Значит, в целом идейно-художественное решение спектакля оказалось верным.

Перейдем теперь к иной и тоже важной сфере деятельности советского театра. Классика — это наш вечный современник, отличная школа идейно-нравственного, патриотического воспитания советского зрителя и прежде всег,о молодого. Это надежная возможность роста, шлифовки режиссерского и актерского мастерства.

Но классика лишь тогда будет служить театру и сегодняшнему зрителю, если она «прочтена» режиссером с уважением к духу произведения, с учетом требований времени. Приведем суждение одного зрителя, пришедшего 15 декабря 1918 года в Художественный театр на представление комедии А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты», в которой роль Крутицкого играл К. С. Станиславский. «…Старый классический автор, а игра Станиславского звучит по-новому для нас. Этот генерал открывает очень многое, нам важное… Это агитка в лучшем и благородном смысле… Все бы так умели вскрывать образ по-новому, по-современному…»’. Этим зрителем, как известно, был Владимир Ильич Ленин.

Заставить классическое произведение зазвучать по-новому, более современно — одна из важнейших задач режиссера.

Прокомментировать