Театр – «государственное дело»


Мы можем гордиться нашим театром, который, по словам В. И. Немировича-Данченко, является у нас «государственным делом», театром многонациональным. Театр является активным строителем новой жизни, потому что он живет интересами народа, всем, что его волнует или тревожит. Поэтому театр не оказался в стороне от важнейшего движения времени борьбы за мир во всем мире. Он, по словам К. С. Станиславского, «лучшее средство для общения народов между собой, для вскрытия и понимания их сокровенных чувств».

Наш театр набирает силу и популярность. Каждый год ставятся спектакли, которые становятся знамением времени, которые волнуют, делают нас лучше, чище, о которых спорят, прежде всего потому, что они отвечают животрепещущим запросам времени.

Особенно большое воздействие оказывает театральное искусство на школьников — наиболее впечатлительных, эмоциональных, непосредственных зрителей. «Чуткость, восприимчивость к красоте в детские годы несравненно глубже, чем в поздние периоды развития личности,— писал В. А. Сухомлинский.— Потребность в красивом утверждает моральную красоту, рождая непримиримость и нетерпимость ко всему пошлому, уродливому»’.

В современных условиях неизмеримо возросли требования не только к театру, но и к зрителю. Театр высокой культуры предполагает воспитание должной культуры и у зрителя. А это длительный и сложный процесс. Пока же приходится признать, что на сегодняшний день качественная сторона восприятия сценического искусства все же значительно отстает от количественного к нему интереса. Случается, что ходят не на действительно приметные явления искусства, а на то, что сегодня модно, престижно. Сколько раз, повторю, приходилось наблюдать, как нетребовательные зрители своими аплодисментами буквально вынуждали отдельных, чаще всего не очень одаренных и не очень культурных исполнителей на игру с нажимом, с кривляньем, с дешевыми, безвкусными приемами и штампами.

Такой неискушенный зритель может негативно влиять даже на репертуарную политику театров. Именно его нетребовательностью, вероятно, нужно объяснить такой, к примеру, факт, что Ленинградский драматический театр им. В. Ф. Комиссаржевской не один год не только на основной сцене, но и во вместительных залах Дворцов культуры показывал спектакль по довольно пошлой, примитивной пьесе Г. Рябкина «Такси в течение получаса» (о ней пойдет речь дальше).

Знаем мы из театральной практики, что существует такое понятие, как «трудный зритель», которому подавай лишь смешное, сразу и легко понятное. Что ж, пожалуй, комическое своей неожиданностью, даже экстравагантностью воспринимается несколько проще, нежели лирическое, драматическое и особенно трагическое, требующее глубокого проникновения в образную ткань произведения, переживания, обдумывания, а не только легких эмоций.

Такому зрителю обычно неподвластны сложные по своей образной системе пьесы, необычные режиссерские принципы и приемы, ему чаще всего безразличны сыгранные не броско, но психологически тонко и глубоко разработанные роли. Сколько раз случалось наблюдать, как прекрасно исполненные, но не очень веселые сцены проходили незаметно, а смешные, чуть ли не трюковые места спектакля награждались аплодисментами. «Философия» такого зрителя обескураживающе проста: мне хватает драматизма, неприятностей на работе и дома, в театр я иду забыться и развлечься.

Комментарии закрыты.