Вышел в свет сборник статей «Открытая сцена», который открывается интервью председаеля Департамента культуры г.Москвы С.И. Худякова.

Творческие проекты

Вышел в свет сборник статей «Открытая сцена», который открывается интервью председаеля Департамента культуры г.Москвы С.И. Худякова.

Вышел в свет сборник статей «Открытая сцена», которыйоткрывается интервью председателя Департамента культуры г.Москвы С.И.Худякова.

Сергей Худяков
Главное дело жизни
— Москва словно большая театральная держава. А у каждой страны свойспособ управления театром. К примеру, в одной из скандинавских стран,как только к власти приходят «правые», театральные здания мгновеннопревращаются в складские помещения, возвращаются «левые» — и вновьоживают театральные подмостки. Театрам Москвы сегодня создан режимнаибольшего благоприятствования, выдана своего рода «охранная грамота»,цивилизованно защищающая московскую сцену от нецивилизованныхпроявлений рынка. Возможны ли изменения в этих отношениях?
— Уверен, что нет. Гарантии тому политика Правительства Москвы,отношение общества, москвичей к театру. Театральной общественностьюМосквы вместе с Комитетом по культуре и Правительством города за последние годы многое сделано для того, чтобы в распоряжении театровоказалась та «охранная грамота», о которой вы говорили.
Сегодня это кажется странным, но еще два-три года назад театральнаякритика, подводя итоги столетия и прощаясь с XX веком, едва не попрощалась навсегда и с веком режиссуры. К сожалению, у нее были на это серьезные основания. Но если «консилиум» из самых авторитетныхпредставителей театральной критики мог только с грустью констатироватьфакт, что «больной скорее мертв, чем жив», то Комитету по культуре как органу исполнительной власти по статусу следовало предпринять некиедействия «реанимационного» характера.
Иными словами, к середине 90-х годов, когда театры существовалидовольно сложно, Правительству Москвы стала очевидной необходимостьсовершенствования культуры, создания новой нормативной базыфинансирования театрального процесса. В нашей стране на протяжении 70 лет финансировались исключительно те творческие коллективы, которыевходили в систему государственных учреждений культуры, что лишалоорганы исполнительской власти возможности оказания государственнойподдержки новым театральным и музыкальным коллективам, во множествевозникшим в годы перестройки.
Отсутствие государственной поддержки вынудило многие театры и многихслужителей Мельпомены выйти в плаванье по бурным волнам рыночныхотношений на свой страх и риск. Стремление выжить очень быстрозаставило многих талантливых людей и целые коллективы работать в угодутой публике,
которая платила. Результаты общеизвестны.
На основании утвержденных Правительством Москвы документов с 2001 по 2003 год включительно Комитетом по культуре при поддержке театральнойобщественности осуществляется проект «Открытая сцена».* Это достаточносложный эксперимент, в прессе он получил название «Свободные площадки».
Задачи эксперимента – сохранение и развитие лучших традицийотечественного театрального и музыкального искусства путем поддержкитворческих коллективов различных организационных форм, обеспечениенеобходимых условий притока в театры молодой режиссуры, стимулированиеработы московских театров над современной отечественной драматургией.Сегодня с уверенностью можно сказать, что многое из намеченногодостигнуто.
Проект «Открытая сцена» позволил «в рекордно короткие сроки», как писали когда-то, внести в практику по сути новые формы театральногодела: осуществление адресного государственного финансирования авторскихтеатральных и музыкальных проектов на основе рекомендаций Общественногоэкспертного совета. В очень ответственной, серьезной и неформальнойработе Экспертного совета за эти годы, сменяя друг друга, принялиактивное участие более 50 известных деятелей театра Москвы: режиссеры,драматурги, композиторы, театральные и музыкальные критики,руководители театров, представители творческих союзов, творческихобщественных организаций, профессора театральных вузов, театральныежурналисты. Они вырабатывали критерии экспертных оценок и осуществлялиотбор наиболее перспективных заявок. Таким образом, проект «Открытаясцена» – общими усилиями театральной общественности Москвы и — стал той самой «охранной грамотой», цивилизованно защищающей московскую сцену от нецивилизованных проявлений нынешнего рынка.
Конечно, это не панацея от всех бед. Конечно, это только первые шаги. Но в одночасье всех проблем не решить.
Нормальное, здоровое развитие национального театра предполагает целыйряд составляющих. Проект «Открытая сцена» – в их числе. Согласитесь,давно ни такого количества современных пьес, ни такого количестваиногда спорных театральных и музыкальных спектаклей молодыхперспективных режиссеров на московских подмостках не появлялось. И не потому, что талантов не было. Для них просто были закрыты двери.Совместными усилиями мы их открываем.
В числе нерешенных проблем пока — создание в столице в короткие срокисети свободных сценических площадок, пригодных для осуществленияпостановок независимых трупп. Но мы надеемся эту проблему решить.Просто вопросы свободных помещений и средств на их ремонт и оборудование – самые сложные.
Но уже сегодня на сценах более 20 московских театров молодые режиссерыи драматурги реализовали свои первые постановки, определен способ их финансирования, и мы можем позволить себе некий вздох облегчения.
Таким образом, практика показала, что и без сети «свободных площадок»есть возможности осуществления этой серьезной программы. При наличиидоброй воли и государственного финансирования «свободными» становятсялюбые театры, готовые пойти на творческий риск и пригласить поработатьсо своим коллективом вчерашних выпускников. Речь идет о «Современнике»,Мастерской П. Фоменко, Театре-студии О. Табакова, Центре Мейерхольда,Театре им. А.С. Пушкина, Театре им. Н.В.Гоголя, Театре наций, «Школесовременной пьесы», Центре драматургии и режиссуры, ТЮЗе, Театре АпАРТеи ряде других коллективов. Мы искренне благодарны всем руководителям,открывшим двери своих театров «племени младому, незнакомому».
Впрочем, не совсем уж «незнакомому». Многие птенцы, вылетающие из гнездмосковских театральных школ, выращены неустанными заботами ПетраФоменко, Олега Табакова, Марка Захарова, Камы Гинкаса, Леонида Хейфеца.Без их творческой инициативы, без их участия в судьбе молодыхрежиссеров, без их подлинного интереса к современной драматургии,наконец, без их отеческого благословения многие, даже самые успешные,работы молодых вряд ли бы состоялись.
А если молодой режиссер сначала учится у выдающегося мастера с мировымименем, а потом (и не через десять лет, а едва ли не со студенческойскамьи) получает возможность поставить спектакль в руководимом этим жемастером театре, это, наверное, и есть та самая преемственность,которая так важна для развития отечественного театра.
Чтобы не быть голословным, приведу неполный список тех, кто получилгранты Комитета по культуре города Москвы на постановку спектаклей в 2002-2004 г.г.: В. Агеев, Н. Анастасьева, И. Апексимова, В. Бархатов,С.Багов, В. Байчер, К. Богомолов, М. Брусникина, А. Вартанов, А.Веревкин, И. Вырыпаев, А.Гордон, А. Гирба, Е. Гремина, Е. Гришковец, В.Данцигер, В. Демчог, Н. Дручек, В. Епифанцев, Л. Загорская,А.Зельдович, А.Зуев, Ю. Кантомиров, М. Карбаускис, Д. Крымов, Л.Краснов, И. Ларин, А. Ледуховский, А. Левин, И. Лысов, М. Мокеев, Н.Михайлова, Е. Невежина, А. Назаров, К. Нерсисян, А. Огарев, П. Орлов,В. Панков, Д. Петрунь, И. Поповски, Е. Поспелова, А. Прикотенко, И.Рудзите, В. Рыжаков, Н. Рощин, В. Родченко, В. Сенин, Г. Стрелков, О.Субботина, К. Серебренников, О. Сидоркевич, И. Сакаев, А. Трифонова, В.Тертелис, М. Угаров, Ю.Урнов, В. Ходова, Н. Чусова, Г. Шапошников, Б.Юхананов. Список, на мой взгляд, внушает надежды.
Осуществляя проект «Открытая сцена», Комитет по культуре финансово и организационно поддерживает не только персональные заявки режиссеров,но и целевые программы театральных центров. В их числе – Центр им. Вс.Мейерхольда, Центр драматургии и режиссуры, Дом актера им. А.А.Яблочкиной, Региональный общественный фонд развития и поощрениядраматургии, Центр новой драматургии «Документальная сцена», Фестивальмолодой драматургии «Любимовка». Их деятельность целиком направлена на реализацию творчества молодых. В итоге, современные драматурги за этотпериод получили действенную государственную поддержку. Приняты к постановке пьесы Л. Бугадзе, Т. Дрозда, А. Железцова, В. Коркия, М.Курочкина, Е. Садур, В. Сорокина, В. Сигарева, Л.-С. Черняускайте, А.Шипенко и целого ряда других авторов.
Мы финансировали также и иновационные музыкальные проекты. Поддержали и несколько постановок современной камерной оперы, в том числе, проект «Маленького мирового театра» — «Человек, который принял свою жену за шляпу», который учавствовал в 2004 году в фестивале «Золотая маска».Оказали помощь музыкальным концертным программам Симфоническогооркестра Москвы «Русская филармония», Фонду Ирины Архиповой, Юношескомусимфоническому оркестру России, Ансамблю духовной музыки «Благовест»,Камерному хору «Духовное возрождение», оперным постановкам Учебногооперного театра Московской консерватории и Российского международногоцентра творческой реабилитации инвалидов. Среди руководителей этихпроектов – А. Титель, Т. Гринденко, Г. Кольцова, Л. Конторович, В.Валитов, И. Силантьева, Е. Поспелова, А. Переслегин.
В рамках проекта «Открытая сцена» был частично профинансирован и первыйиновационный театральный проект Международного фонда К.С.Станиславского – постановка — Э. Някрошюсом пьесы А.П. Чехова «Вишневыйсад». В 2004 году спектакль стал лауреатом Национальной театральнойпремии «Золотая маска»…
На конкурс 2004 года подано более 150 заявок. Общественный экспертныйсовет Комитета по культуре трудится, что называется, с полнойнагрузкой. Заседаем на протяжении четырех месяцев по 3-4 часа едва лине каждую неделю, а конца заявкам не видно. Творческий потенциал городаогромен. Помимо государственных театров и концертных организаций, а также общественных театральных объединений более 50 московскихантреприз, представьте себе, обратились в этом году в Комитет за финансовой поддержкой своих театральных проектов. Так что, на мой взгляд, театрально-музыкальный сезон 2004/05 годов обещает бытьинтересным.
ВРоссии во все времена театр был больше, чем театр. Не случайно именно у нас родились такие понятия, как театр-храм и театр-кафедра, не говоряуже о театре-доме. Хотя все чаще нас уверяют, что такой тип театраизжил себя, стал не более, чем уходящей натурой прошлого века. Теперьмодно ссылаться на опыт Европы, где театр – синоним прокатной площадки,а разношерстные актерские компании заменяют собой труппы стационарныхтеатров. Каков ваш взгляд на будущее московского театра?
— Никаких планов ликвидации института стационарных театров Москва не вынашивает. Опыт Европы нам интересен, но у нас другие традиции, другоепонимание театра. Русский репертуарный театр – это наше национальноедостояние. В нынешних условиях Москва ставит перед собой задачи
одновременно сохранять стационарные театры и поощрять развитие некихвременных творческих объединений, возникших для осуществленияконкретных творческих проектов. Китайский принцип «Пусть расцветают все цветы» в этой ситуации вполне применим.
Совершенно очевидно, что сегодняшняя практика персонального приглашенияв государственные театры (в том числе, и академические) молодыхдраматургов и режиссеров становится нормой. Это энергичный процесс (пусть и не всегда безболезненный) вливания молодого вина в старыемехи. А он тем более настоятельно требует сохранения принципатеатра-дома. Дома, в котором всем миром пестуется молодежь, в которомпередаются из рук в руки богатейшие национальные театральные традиции.Думается, что в этом деле решающее слово за театрами. Тут органы властибессильны. И в крупных академических театрах с давними традициями, и в маленьких экспериментальных коллективах, на мой взгляд, для молодыхдолжна быть создана особая атмосфера театра-дома. Потому что молодежь,попавшую со студенческой скамьи в давно и прочно сложившийсятеатральный коллектив, часто непростой, порою слишком амбициозный, а порою и забывший о прежних амбициях, — надо пестовать. Любить надо.
Здесь роль критики немаловажна. Науку театра надо бы молодым из рук в руки передавать, а не вколачивать. А то у нас очень часто критик тирепрокурор, тире общественный обвинитель, тире следователь по особотяжким… Давно эта «ниточка» вьется, а конца не видно… В этом ли цель,красота и философия профессии критика?! Иль ошибался Достоевский, и мир спасет не красота?! Впрочем, к критике и критикам я отношусь оченьуважительно. Но – только к серьезным. Объективным и неангажированным.
Проект «Открытая сцена» с 2004 года стал одним из программныхнаправлений развития театральной жизни города. Надеюсь, что лучшее у нас впереди. Тем более что ограничиваться поддержкой толькосегодняшней, уже известной когорты молодых и дерзких Москва вовсе не собирается. В недрах театральных и музыкальных учебных заведенийстолицы подрастают новые поколения актеров и режиссеров и педагогов,которые удивляют московскую публику.
Мы с большим нетерпением ждем эту новую поросль. Государственныесредства на осуществление их творческих проектов уже заложены в проектбюджета Комитета по культуре 2005 года.
Однако будущее московских театров, и это сегодня очевидно как никогда,не только в развитии профессионализма, процветании театральных и музыкальных вузов или в доброжелательном внимании критики. Совсемнемаловажная проблема — воспитание нового поколения зрителей. В приобщении детской и молодежной аудитории к искусству, в воспитании у нее с младых ногтей хорошего вкуса, любви к театру, классическоймузыке, литературе, живописи. И в целом — к культуре. К тому, что когда-то называлось классическим образованием. И что, в конечном итоге,позволяет человеку называть себя интеллигентным, а толпу превращает в нацию.
-Россыпьмосковских театров собрала воедино эксперимент и классическую традицию,подвал и театральное здание, открытую сцену и закрытый для других театродного режиссера. На этой территории федеральный театр соседствует с муниципальным, антреприза с домашним театром. Существует ли для вас понятие «свой» и «чужой»?
— Понятие «свой» и «чужой» в Комитете существует при подведении итоговфинансовой деятельности театров. Со « «своих»», т.е. стационарныхтеатров, находящихся в ведении Комитета, либо с коллективов, получившихпо конкурсу бюджетное финансирование на осуществление государственногозаказа, спрашиваются финансовые отчеты. Во всех остальных случаях для нас все – свои.
-Театральноеискусство невозможно без контакта с публикой и в то же время развитиенемыслимо без поиска новых форм, изменений художественного языка.Доступность и разумный консерватизм или авангард и постоянныйэксперимент? Чему отдаете предпочтение вы?
— Времена, когда исполнительная власть определяла, какой именнохудожественный язык или какие именно формы выразительности должениспользовать режиссер при постановке той или иной пьесы, давно прошли.Думаю, это всем хорошо известно. Предпочтения на страницах газет и журналов либо на научных конференциях, по долгу службы и по совести,должна отдавать профессиональная критика. По душе и собственномуразумению свои предпочтения всеми доступными ей способами оказывает и театральная публика. А для меня главное – чтобы работа была талантливой.
-Чтоозначает для вас «руководить культурой»? Направлять директивы?Полемизировать с оппонентами? Поддерживать дискуссии о развитииталанта? Какими рычагами или более тонкими «инструментами» вы располагаете?
— В ведении Комитета – около тысячи учреждений культуры города, и у каждого – свои организационные, хозяйственные и финансовые проблемы.Огромное количество. Помочь каждому коллективу – подчас очень непростаязадача. Но помочь надо. Правительство Москвы затрачивает значительныематериальные ресурсы на развитие материально-технической базыучреждений культуры города. А сколько новых театральных и концертныхпомещений появилось в Москве за последние годы. А сколько новогооборудования приобретено для театров! Это не делается само собой. Это результат ежедневного труда сотрудников Комитета. Мы на это тратимочень много времени и сил. А в творческом плане мы видим свою задачу в том, чтобы улавливать тенденции развития того или иного направления,вида и жанра искусства, гарантировать стабильность стационарных театрови поддерживать новации.
«Своевременно направлять директиву» – например, в случае с разработкойи внедрением в жизнь нормативной базы проекта «Открытая сцена» – бываетчрезвычайно важно для дела. Отсутствие грамотных документов,регламентирующих взаимоотношения государства и творческих коллективов,может привести либо к правовому беспределу, либо к ступору даже в самомпростом деле, не говоря уже о сложных схемах взаимодействий.Обывательски высокомерное отношение к понятию «директива» уместно в быту, забавно в выступлениях сатириков и необходимо хлесткой газетнойпублицистике, но не пригодно в конкретной работе государственногоаппарата. Хотя я слово «директива» никогда не применяю. Давным-давно не слышал его и от коллег. А вот подготовка серьезных документов,необходимых театрам, — это, действительно, очень важно. И дело это непростое, требует профессионализма.
К наиболее действенным способам изучения и управления процессами,происходящими в культурной жизни города, отношу ежедневное деловоеобщение с самым широким кругом деятелей культуры и искусства, с руководителями практически всех учреждений культуры Москвы. И не толькотеатров, но и музеев, библиотек, учебных заведений. Участие в обсуждении актуальных проблем развития культуры города на заседанияхколлегии Комитета, Общественного экспертного совета проекта «Открытаясцена», Комиссии по присуждению премии города Москвы в областилитературы и искусства; работа в составе творческих советов; встречи с делегациями деятелей культуры и искусства из стран бывшего Союза и многих стран мира, прибывающих в Москву. Многочисленные встречи с деятелями культуры непосредственно в регионах России, на мероприятиях,посвященных Дням культуры Москвы, которые регулярно проводятся во многих городах нашей станы. Ежедневное посещение премьер и концертов,знакомство с московскими театральными и музыкальными фестивалями,художественными выставками, конкурсами, показами…
-Как вы представляете себе идеальный образ художественного руководителя московского театра? Существует ли он в действительности?
-Идеального образа себе не представляю. Каждый интересен и хорош по-своему. В этом и прелесть.
-Ваши любимые спектакли, из которых могла бы сложиться афиша театральной Москвы?
— Будем считать, что любимые спектакли – будущие. Приходя на премьеру,каждый раз думаю: «Вот сейчас увижу то, чего мы все так долго ждали».Выделить что-то из афиши – это значит обидеть многих других.
-Чтодля вас Комитет по культуре Москвы? Государственное учреждение? Группаединомышленников? Команда экспертов, точно знающих, как сохранить и развить московскую культуру, находящих адекватные ответы на многочисленные «вызовы» такого сложного и драматического времени?
— В вашем вопросе уже заключен исчерпывающий ответ. Но для меня это,прежде всего, коллектив людей, искренне преданных культуре, считающихсвою работу делом своей жизни.
Беседу вел Олег Пивоваров
Публикация из журнала «Театральная жизнь» №4, 2004