Режиссерское решение спектакля в лирико-сатирическом ключе

Режиссер театра В. Голиков, инсценируя повесть Г. Щербаковой «Вам и не снилось», поставил перед собой задачу преодолеть наметившуюся в литературе, на кино- и телеэкранах, в театрах тенденцию во всех бедах юных героев больше винить взрослых, чем их самих, умалять меру их ответственности за совершаемые поступки. Кстати, такая тенденция была свойственна и самой повести.

Начинается спектакль со сцены похорон девятиклассника Романа Лавочкина, а далее идет своеобразное выяснение, кто же все-таки виноват в его гибели. Зрители, преимущественно старшеклассники, становятся свидетелями зарождения любви юных героев, начинают по ходу действия понимать, что это большое, настоящее чувство. Юлькина любовь порывиста, чиста, героиня целиком находится в ее власти. Роман более индивидуален, у него исключительно сильно развита такая нравственная категория, как долг. Внимательно прослеживает режиссер и то, что любовь, поначалу мешавшая героям учиться и жить, затем, наоборот, начинает помогать им.

Почему же все-таки наступает такая трагическая развязка?

Сюжетно во всем повинны вроде бы взрослые. Особенно ярым и опасным противником молодых героев выглядит в спектакле «железная» бабушка Романа, чей образ решен в спектакле в остро сатирическом плане. Под предлогом своего якобы тяжелого заболевания — инсульта — она выманивает внука из Москвы, все письма Юльки (по сговору с почтальоном) до Романа не доходят. И вдруг внук видит свою тяжело больную «инсультную» бабушку, усердно поглощающую съестное, очень по-деловому беседующую по телефону. Эту выразительную жанровую картину, дабы подчеркнуть ее разоблачительный характер, режиссер обрамляет, как своеобразной рамкой, цветным шнурком. Получился сатирический портрет «делового» человека, что-то вроде карикатуры. На первый взгляд, именно она и ей подобные — виновники гибели Романа. В. Голиков понимал, что в известной мере виноваты и сами юные герои. Но режиссер обращает наше внимание на некоторые особенности их поведения. Разве не эгоистична Юлька в своей безудержной любви?! Пусть Роман любою ценою, порой вопреки здравому смыслу, но будет с нею. Она кроме своего чувства никому и ничему не верит. Между тем даже самая большая и нежная любовь вряд ли обязательно должна быть слепой!

А разве можно оправдать до конца излишнюю доверчивость, податливость различным влияниям воистину «пластилинового» Романа?! По-разному ведет он себя в школе, где как-то проявляет свой характер, и дома, где этого характера как раз и недостает!

И зрители понимают, что и Роман, и Юлька тоже виновны в случившемся. Может быть, стоит тогда показать всю сложность проблемы, пусть рассудит зритель! Ведь сейчас молодые люди, как правило, сами решают вопросы человеческих взаимоотношений, семьи и брака. Значит, театр должен учить их культуре чувств, умению любить. Значит, должен быть спектакль-назидание, спектакль-размышление. Ради этого режиссер, с согласия Г. Щербаковой, включает в постановку подлинные письма старшеклассников из журнала «Семья и школа» и в качестве своеобразного ведущего — ученого, кандидата философских наук С. Черкасова. Да-да, в художественном произведении сценического искусства — ученый, весьма вроде бы далекий от профессионального актерства!

Оба режиссерских новшества полностью себя оправдали. Притихший зрительный зал слушает письма (их просто и проникновенно читает арт. 3. Соколова) не только о загубленном взрослыми счастье, но и о других подлинно драматических, а иногда и трагических историях, в которых повинны сами школьники, их легкомыслие, эгоизм, неумение анализировать собственные чувства и поступки.

По ходу спектакля ученый очень ненавязчиво и в то же время темпераментно, заинтересованно предлагает поразмыслить о многом. О том, что впервые в истории человечества у нас созданы все условия для настоящей, большой любви… (Вот она —лирическая канва спектакля!) Зато какая ответственность теперь ложится на юные души и сердца! Не без иронии он говорит и о том, что вроде бы неудобно бунтовать против мнения родителей, не вылезая из-под их теплого крылышка. И с горечью о том, что многие беды порождены несоответствием между ранней физической зрелостью и затянувшейся инфантильностью, детскостью души.

Нужно сказать, что в общем-то удавшаяся режиссерская работа была не лишена отдельных недостатков, некоторые из них выявила реакция юных зрителей. Так школьники откровенно смеются над некоторыми обильно цитируемыми высказываниями классиков о любви, а ведь это мудрые, святые слова! Значит, или их слишком много, или они не должным образом доносятся исполнителями. И повинен в этом режиссер!

Думается, что более внимательно следовало бы отнестись и к языку пьесы. Вряд ли желательно, если кто-то из зрителей усвоит и перенесет в свой учебный и домашний бЫт пошловатые реплики отдельных героев-школьников.

Прокомментировать