Творческое лицо театра и современный репертуар


Творческое лицо театра определяет современный репертуар. Без него нет живого искусства. Первейший долг театра — жить интересами страны, народа, отражать то, что сегодня волнует советского человека, что его радует, тревожит, печалит. Связь театра с жизнью — это проблема не только идейная, но и эстетическая, т. е. художественная. Несомненно, что именно современная пьеса играет первостепенную роль в идейно-воспитательном назначении театра.

Известно, что выбор пьесы к постановке — уже начало ее сценического решения. Раз это так, то нам очень важно понять, что же привлекло в ней режиссера, он хочет поразить нас сегодня (истинное произведение искусства — всегда открытие!). Формально драматическая поэма, повторяющая сюжет широко известного кинофильма «Коммунист» и названная «Вся его жизнь», вроде бы далека от сегодняшнего дня. Но нам ясно, почему именно на ней остановил свой выбор режиссер Ленинградского государственного театра им. Ленинского комсомола Г. Опорков. Думается, он счел очень важным художественно убедительно раскрыть нынешним юношам и девушкам великий энтузиазм строителей социализма в первые годы Советской власти, их страстную борьбу за завоеванное, в тяжелейших условиях, что так свойственно лучшим героям пьесы. Он, видимо, очень желал, чтобы вы, юные зрители, посмотрев спектакль, задали бы себе вопрос: «А всегда ли мы стать горячи, чисты, целеустремленны, всегда ли мы верны традициям отцов, умеем ли отстаивать свои идеалы?»

Давайте же посмотрим, как режиссер спектакля и исполнитель главной рати добиваются такого воздействия пьесы на зрителя.

С самого начала спектакля постановщик умело вводит нас в обстановку времени действия. Тревожно-напряженная, приглушенная музыка композитора В. Успенского. Темный заезжий двор… Атмосферу сложности, неустойчивости в Загорах, да в известной мере и во всей стране в суровом 1918-м подчеркивает трепетное пламя горящих плошек… В зыбких ритмах их чада то вспыхивают, то гаснут недовольные реплики постояльцев… А против них. по существу, единственный коммунист, раненый фронтовик Василий Губанов (Р. Громадский), которого послала сюда партия.

Чего только ни пришлось ему испытать! Но он, упрямый, настойчивый, все выдержал, зная, что если его сюда послала партия, он должен выдержать и сделать все возможное и даже невозможное. До В. И. Ленина дошел, но гвозди и топоры достал, ведь без них остановилось бы строительство электростанции.

Организованность, целеустремленность Губанова помогают сплотить людей, воодушевляют их, голодных и нищих, на труд.

Да, нелегко было народу, руководимому партией, взять власть, нелегко с оружием в руках защищать ее, но еще труднее строить новую жизнь! Показать все это зрителю, заставить его сопереживать героям, зажечь его сердце великой любовью и уважением к тем, кто «вышел строить и месть в сплошной лихорадке буден» — вот задача, вставшая перед режиссером. И по ходу спектакля мы видим, что он предпочел героико-реалистическое решение спектакля, в котором переплетаются романтическое и обыденное.

Вспомним сцену рубки дров для паровоза. По замыслу режиссера, она эффектно воссоздается звуками ударов топора, визга пилы, шумом с хрустом падающих деревьев, выходами на сцену предельно измученного Губанова и наконец подключением к работе всей локомотивной бригады и победным движением «поезда» на зрителей, с победным светом огней.

А сцена гибели Василия Губанова, до последнего вздоха защищавшего народный хлеб… Не могут не потрясать моменты, когда от него, полуживого, шатающегося, держащего в слабеющих руках мешок с мукою, в ужасе пятятся до зубов вооруженные враги революции. Финал постановки — траурный митинг с горькой, проникновенно-торжественной речью партийного руководителя (Л. Борисевич) и словно обращенными к нам и прежде всего к нашей молодежи словами паровозного машиниста: «Кабы все так… завсегда…» Все это придает спектаклю эпико-героическое звучание, что так важно для подрастающего поколения, представители которого с интересом смотрят спектакль и горячо, заинтересованно принимают.

Прокомментировать