Анализ принципов классификации

По жанровому признаку построены «Новоперсидская литература» Г. Эте, книга синолога Г. Маргулиеса «Ода в антологии Вэнь сюань» (с IV в. до н. э. по V в. н. э.), и многие другие работы по истории китайской литературы. Данный принцип часто приводит к тому, что многообразное по жанрам творчество автора также делится на несколько частей и излагается в рубриках «поэзия», «новелла» и «драматургия» среди произведений других писателей. Подобная классификация не дает возможности изучить творческий путь каждого автора целиком во всей его сложности. Признак жанра в востоковедении, кроме того, является очень условным. В нем до сих пор не изжита традиция средневековых теоретиков, не занимавшихся прозой как «низким» жанром вообще, различать в поэзии по существу только форму, которая лишь иногда определяет какой-либо один литературный род или вид. Одна и та же форма чаще используется в различных жанрах, а еще чаще сводится к очень мелким признакам, например, к пяти или семи слогам в строке китайского четверостишия. Поэтому традиционные представления каждого народа о литературных формах мешают и сейчас увидеть сходство даже в одних и тех же явлениях.

В трудах но истории китайской и персидской литератур очень часто выступает династийный принцип классификации литературных фактов. Так, в работах по истории китайской литературы Г. Джайльса (1901), В. Грубе (1902), Р. Вильгельма (1926), в «Истории китайской литературы с иллюстрациями» Чжэн Чжэньдо (1932) и др. наследуется старая традиция: основой периодизации служат царствовавшие в Китае династии, которых насчитывается не менее двадцати пяти. Династийный принцип классификации для персидской литературы используется у английского литературоведа Э. Брауна, русского ориенталиста А. Е. Крымского, у некоторых иранских литературоведов, индийского ученого Шибли Ну’мани и др. Такая периодизация не может соответствовать действительному течению литературного процесса, ибо ни воцарение, ни падение династий отнюдь не означает начала или прекращения развития— ни в целом, ни в творчестве отдельных авторов. Такая «периодизация» по существу представляет лишь хронологию, поскольку называет временные отрезки, а не качественную определенность явления и допускает слишком мелкое дробление, а поэтому не дает представления о крупных литературных эпохах, таких, как древность или средневековье.

Примером смешения различных принципов «периодизации» служат некоторые работы по истории литературы хинди, в которых литературный процесс делится на «периоды» героических поэм, еретического течения «бхакти», господства определенного стиля и др. Точно так же могут переплетаться языковый принцип с географическим, династийный с жанровым. Последнее особенно характерно для трудов по китайской и персидской литературам.

Анализ указанных выше принципов классификации показывает, что они в какой-то мере помогают созданию научной периодизации, но отнюдь ее не заменяют. Вполне естественно поэтому, что даже некоторые буржуазные исследователи как на Востоке, так и на Западе начинают отходить от статичного описания художественных произведений и рассматривать отдельные литературы в их развитии, искать закономерности литературного процесса.

Проблему периодизации литературного процесса ставят в своих трудах многие советские востоковеды, попытки выработать периодизацию истории отдельных литератур Востока делаются также и при создании лекционных курсов этих литератур. Считая, что деление истории на крупнейшие эпохи — древняя, средневековая, новая и новейшая — относится к компетенции социологов и историков, авторы данного учебника следуют за общей периодизацией, выработанной в университетских курсах и учебниках по истории стран зарубежного Востока, в академическом издании «Всемирная история». Границы эпохи исторической отвечают важнейшему положению марксистской науки о том, что литература, как вид общественного сознания, есть отражение общественного бытия. Но для того чтобы изучать литературу не как прямое, а как опосредованное отражение истории народа, литературоведам необходимо’ сосредоточиться на периодизации литературного процесса внутри каждой крупной эпохи.

Комментарии закрыты.